skushny: (skushny)
          

Из блюзов о родине (6)
На смену декораций

Мальчик скажи своему двойнику
с лоснящихся запятнанных детских обоев
для вас обоих всё кончено
я нашла в вас 10 различий
мальчик с профилем роршаха
ты или твой двойник
напоролся на ось симметрии
мне всё равно
но и моя полукровь толчется
в твоих бумажных венах
никак не найдёт себе примененья
и штаны геростратовы
нынче равны во все стороны
им всё равно
несгораемый шкаф
несгораемые штаны геростратовы
занимаются пламенем
с несгораемым полупальто



* * *
Такая безногая ящерица
такая безногая ящерица
здесь слишком тесно
нам обоим не умереть

снова любить его что ли
доставать до самого дна
так любить его так
глубоко это кафель

глубоко этот кафель
вейтесь водоросли
мокни соленый щебень
я фетишистка мама

я фетишистка мама
так любить его чтобы
такой неправильный порядок слов
О какой он неправильный



* * *
Здесь кончается сказка, кончается торг
о тощей коровке, судьбой увлекаемой в лейнстер
Нетрудно сказать, как мало она довольна
вселенная бродит в сложном ее желудке
солнце ещё теплится в пищеводе
а луна уже залила мертвенным светом
полый кишечник, даже не сразу видно -
история свивается по спирали
Роняют плоды пять священных деревьев
псы снуют по залам для церемоний
на пять сторон света уводит своя дорога
Вряд ли это разумно, а всё-таки - объяснимо
в лейнстере нынче лучшая мясобойня
там колбасы сами свиваются в кольца
сам варится портер и сам на глазах темнеет
с ног валит быка и на брачном одре дурманит
пачкает покрывало майя



Скандинавская баллада (2)

Тело чёрного пса
лучше предать песку -
вернётся его хозяин
и впустит в сердце тоску.

Как красив этот пляж!
Восемь спокойных зим
чёрный базальт хранит
чёткий кровавый след.

Смерть изнутри закона
принята тем, кто вне,
кто не утонет в море
и не сгорит в огне.



* * *
содомский виноград сказал "ничто"
не что иное как арабский ошер
он зреет, наливается смолой
чтобы однажды с неприятным треском
исчезнуть в любознательной ладони
чьей-либо, и оставить по себе
дурную кожицу, сухую память
и уж тогда войти в любой горшок

любой горшок, воздвигнутый из пены
морской, сказал "иди за мной на берег"
на бережок искусственного моря
вот море – что ни утро, то дымится
а что ни вечер – стынет живописно
из виноградника не слышно – волны
не видно – или волны или лава
подёрнуты неумолимой рябью

а море – говори ему что хочешь
скажи "солёное" – оно стоит столбом
скажи "сухое" – и оно ложится в ноги
услужливая отмель или осыпь
а лучши мёртвым назови, пусть сдохнет
все раковины – мёртвые, все рыбы
пустые смоквы и содомский ошер
и мёртвое содомское вино



* * *
Вещи стали такими,
какими они казались.
Мир выглядит так,
как ты хотел его видеть.
Реальность кусает за хвост
самоё себя,
дождем размыло глаза,
но это ещё не всё.

Тысячи поговорок,
заговоров, загадок.
Квазижитейский опыт,
замкнутый, как пространство,
и жестокий, как время,
неумолим, как время.
Что он сделал с людьми,
в отличие от вещей!

Кайл Маклахлен выходит из главной роли,
далее следует серия
паронимических взрывов.
За дымовой завесой,
лоскутным костюмом майя -
выдох единый из всех миров.
Прочь от меня, огонь.



Лес

Золотушный снег на фонарном ветру,
рвётся рвысь воровская завеса,
тайно выходят ветки из леса
и садятся в метро поутру.
В первом вагоне у веток и стол и дом,
а во втором пустая баба с ведром.

Закопал на счастье в пустый снег ярлычок,
нечего у контрольных врат предъявить,
тайна прихватывает явну за яйца,
старшина Майоров стоит молчок.
Ветки заходят погреться в аптеку,
воруют презервативы для смеху.

Подвёл снег-"две полоски"-поводырь,
и вот оно холодно, наросло в сердцах.
Ветки мои, простите меня, ко мне!
человек упал и говорит мне - нет,
я не хотел, у меня лицо как срез милионнолистника,
посмотрите мне в рот, лес.



Васька Чертоус

Средняя русская сказка, вросшая голова.
Младшего успокоит мигрень-трава,
а пока попереду старшему отвечать за троих
(на него иногда находит стих).

Зде выходит мама моя, ей всего примерно четыре-пясемь лет,
у неё украл пионерский привет на обед,
крапивный галстук не по фигуре, выступни тхнут молоком,
в чёрном портфеле альбом и краски (это прикол)

это маленький Сталин снимается на шенгенскую визу,
фотограф берёт его немного снизу.
Так и плечи глядятся шире, и глаза ясней
и видней покет-бук в кармане - "Пена дней".

Где мой котик по кличке "Ужас"? Ушёл в запой,
ничего не надо, злой семицветик, Вася, пой,
в простенке выигрышный билет на такси,
на изнанке гашёная дойчемарка, лев кассиль.

Как в степях украины рвётся подводный шов,
подгоняли, меряли, нет - не подошёл.
Дедушку в темряву утянула репка,
молитесь, чтобы она держала крепко.

Молимтися чтобы вода пахнет сырой виной,
Иосиф младшенький Астраханский чтобы Тверской
плачет как бы тряся проросшею головой,
не выдаёт заложников. Вася - пой.

          
skushny: (skushny)
          

Из блюзов о родине (7)

Ещё не снег, уже не конфетти
бумажные фонарики не пахнут
а волосы
а кудри серпантина
развились и достали вам до плеч
чудовищное недоразуменье
плоды его дожив, недолюбили
семь месяцев, и дети карнавала
построились на площади крестом
и двинулись в поход, сбиваясь с шага
но не теряя следа



Скандинавская баллада (1)

Один ворон в руке
лучше, чем два в лесу.
За четыре последних года
ничего не произошло,

всё было тихо,
не о чем рассказать.
Земля стала красной, как кровь,
корму обнажил отлив.

Не с чем тебя сравнить,
ни в чём не обвинить.
Лучше ворон в руке,
чем в разверстой груди.

Лучше орёл в лесу,
чем тень орла на скале -
та, что отбросишь ты,
та, что накроет всё.



* * *
невыносимый гербариум или скорей
просто листья спутанных календарей
новый стиль находит на старый год
день и ночь равны у твоих ворот

семь четыре один девять девять три
одно из двух остается, оно узрит
слепого гагарина, межзвездную взвесь
уже среда, в эфире благая весть

в поле зренья у самого себя
иуда обжигает свои горшки
полет проходит нормально, в поисках дна
в акелдаме полночь, в содоме весна

смертная глина, податливый прелый пух
гагарин, дай мне считать хотя б до двух
мне весточку из-под твоего пера
седьмого апреля в среду ближе к утру



Вавилонская библиотека

В настоящем человеке полость
незапятнанное солнце ада
выгорело, выцвело что совесть
унесённому песком награда
здравствуй, злая маленькая повесть

писано со снайперским терпеньем
вплавь сюда прибывшим утопистом
в самых поздних же энциклопедиях
посуху и антиутопистом
партитурой ангельского пенья

отступившийся от моря город
тщится раковиной петь о море
разрывным календарём у года
невозможного першит в горле

свиты, спутаны стоят погоды
каталожные лежат карты
яд играет, бродит в сотах
и спираль всё туже, цикл круче
численное же его значенье
так мало уже, так человечно
устремилось в бесконечность в небо
да где ему
где твой венец, творенье
триумфальный петушок на палке
золото телячьей в кольцах гривы
шпиль победный штиль медоточивый
смертоносная пчела у смерти
отторгает золотое жало
в настоящем человеке полость



(голосовое дальше)

голосом копеляна поверх морзянки
голосом гоблина поверх володарского
одиноким голосом сверхчеловека
поверх великого ничего

голосом разума изнутри желудка
изнутри америки со сменным акцентом
со смещенным сердцем без права сердца
поверх великого ничего

слабым голосом сквозь эфирную вату
сложную частоту ложного крупа
сломанным голосом джельсомино
сквозь великое ничего

слышу тебя, седьмой, слышу и знаю
слышу вот мой бог в облаках пролетает
четко ловлю меж инфра и ультразвуком
у моего общего ничьего



* * *
Могла сирень, но Саша выбрал смерть.
И Игорь, и Игнатий. Что нарциссы,
когда такая жизнь не по годам?

Зацвёл Андрей и тоже хочет петь
из всех застёжек, залатал укусы
оставленные смертью на предсердье.

Красивое, умри пока пыльца,
пока Анзор ебёт немую розу
и розе нихуя не палиндром.

Растёт Егор от первого лица
фан-фан тюльпан, но Фёдор вынул нож
и тычет меж абсцессом и абсурдом.

Федот не тот, склерозный тубероз.
Поют от страха яблони на Марсе.
Алёша, но бесплодна купина.

Садовником родился Алексей,
прощённый как растение мимезис
в известном ботаническом аду.



(комментарии к "ангелу вещей")

горюет, перегорела, лампочка в потолке
одинокая на крепком крюке
двери рыдают
никто нас не хочет, никто не открывает

посуда в раковине напилась немытого вина
думает - все по парам, а я одна

бельё на верёвке - надо поплакать, а не могу
хоть бы скорее сдохнуть под подошвою утюга
вот и вся жалкая недолга

под глубоким диваном остались полные носки жизни
за далёкий диван ушли худые штаны счастья
безногие рубашки - почему мы не летаем как люди?
почему внутри нас ничто не любит?

всё расстроено, оно одно
ему не с кем на танцы или в кино

завести, что ли, котёнка? - думает ковролин
записаться на курсы йоги? - думает ковролин
зарегистрироваться на сайте знакомств? - думает ковролин

что-то вечером приходит с работы, а я ему радуюсь



* * *
Всё будет орохшо.
Мой орохший вернётся весной, с перелётными листьями,
с перечёркнутыми костями, Мария.
Бог ему подставит рифму,
ножка выздоровеет, растение вызвереет.

Сам бог съест заветный билет, Олег.
Снежок вытерпеет, и запойной зимой всё будет рошохо.
Президент рошохской федерации
объявит так, чтобы смысл напал со спины живой,
болезнь моя, Олге, не ной.

Верю ибо заходятся листья, Мрия,
за туман заплывают новые кленовые лесни
цы - это фамилия для тайфуна по имени Ольга,
по дороге домой яблоки потеряла,
для мира замёрзла, для дороги пропала.

Читай что написано: "онейроидо-катато-стасис",
проснись, будильник, у тебя в животе любовник,
кровижды семеро по лавкам лают - не знают,
что ежегодно китайцы выбрасывают 900 миллиардов палочек,
речь идёт не о парах палочек, Олег.

Вселенная водит как ребёнок, косточкой по спирали.
Припевая "люблю", припадая на слабую долю,
попадая в рай, падая в рай,
примечай, Мария, -
всё будет шохроо, шохоор.

          
skushny: (skushny)
          

* * *

Осень уж листья и все дела
клеверный чай
день ото дня
слабеет
твой темперамент
меньше мешает уснуть
температурная кривая
вниз ползет
в сторону типперрери
так недалеко и до зимы
снег там и все дела
границы вмерзают в землю
старый ты пограничник
глупый мерзлый суинбе
снись мне теперь и снись



* * *

Ничего нет
пока темнота море
есть чужое беззвездное небо
шершавое нёбо
хранящее привкус кофейный море море
нет воды избивающей берег
нет алой воды стоящей
в прибрежных пещерах
нет направлений на концах которых всегда
земля земля
ничего и не будет
я умела быть ржавчиной
но ты для жука-древоточца



На станции Киев-Московский

                    Поезд сошел с чего начинали
                         Олег Пащенко

Бестолочь бестолочь
вечно живая душа
в нежилом нерабочем тамбуре
полуразрушенный киев — москва москва
это тамбур идет
быстрее чем время идет
чем твоя вороненая почта проводник
провожающий взглядом последний вагон
косящий слегка
в сторону пункта сошествия с рельсов
он покинул он бросил он кончил
с собой чтобы быстро взрослеть
ловко заталкивать свой
у фильтра надломленный экспресс
оборотным концом обратно в фильтр
и в любое
бесконечно узкое жерло тоннеля
чтобы больше не сметь никому говорить
не надо ну не надо




На блюдая маневры

c неба на снег
падают соль и песок
белоснежные
стынут пространства меж стекол
значит пришла зима
а это значит
сбываются предсказания гидрометцентра

молча кровать стоит
в обескровленном льду по колено
кем она брошена здесь
сквозь вздернутые стволы
молча танки глядят
как поэты сбиваются в стаи
как сбываются предсказания гидрометцентра

лети моя смерть лети
смерть моя с левым глазом
залепленным белым снегом
с компасом в правой руке
но сердце мое магнит
а значит пришла зима
и сбываются предсказания гидрометцентра



Фотография

это ты и бесполое небо
из воды, из-под самой земли
зазеркальная нежить и небыль
до тебя дотянуться смогли

ты под небом и глянец лучится
из нетающей вспышки ко мне
вылетают бессчетные птицы
чтобы падать на траурный снег

непреклонному светлому фону
за меня ты расскажешь теперь
что такое искусное фото
это не челоевек и не зверь

фоторобот шагает проворно
и единственным глазом следит
непечатное жесткое порно
обрамленное в мягкий гранит



* * *

далеко за горизонтом
ходит солнце фармазоном
недостреленным фазаном
прячется во мхи

недоделанным тарзаном
перед самым горизонтом
льдом в стакане тают зомби
третьи петухи

из каких простых колготок
реющих над горизонтом
вырастает сын кого-то
чьи лицо и стать

все плывут вдоль горизонта
а мое сердечко вот оно
звенит на дне чего-то
незачем искать



(жзл)

Он был Сухово, а она Кобылин.
Кому и сухая смерть - кобыла,
слюдяные глазки, смоляной бочок,
положите эту сказку на бочок.

Она придумал Семёнов, а он Тяньшанский,
дали зуб к десяти, почти никаких шансов,
но лошадка вертит мельницу, мельница ест ветер,
а ветер сжигает всё на свете.

Оно танцевало мельником, аон укрылся в пещере,
оне шле соколом, оны взяд вторую фамилию Микитов,
ино слюнило угол страницы, оное превратилось в клей,
канцелярский клей это наш библиотечный елей.

Когда мать велела им вымыть книжные стёкла
смесью уксуса, соли и сахарной свёклы,
мы раскрыла сердце как мышечный переплёт,
разбила стекло, и вот - я отправляется в полёт.



Кузьма Крючков

Что-то кони ходят как люди,
помогите, змеи едят овёс,
прыгают из-под колёс в карманы,
сам - лихой атаман,
хей, Козьма-Дамиан.

Что, Ермак Тимофей?
В груди ворочается трофей,
у тела какой-то тревожный покрой,
сам река-часовой,
разминулся с собственной головой.

Пропустил остановку, вышел на следующей, а это опять освобождённый Египет,
за рекой долгие зимние лошади в каких-то диких копытах,
на кончике сабли ровно четыре ангела,
крестовый козырь бьёт архангела,
отпустите, товарищ бог, на вольные травы.

Гуляй, товарищ поле, пока не съела река,
если что, я крайний на той стороне потравы.

          
skushny: (skushny)
Атаман Дутов.

Запад и выпад, сток и восток
кровью меняются через платок,
слева какое-то сердце стучит,
справа пока молчит.

Справа какое-то жил не знал,
сдал кинотеатр и спортзал,
если, конечно, встать лицом к выходу,
как бог мой мне подсказал.

Смерть закатилась под кровать,
сношенной туфлей за комод
и оттуда, из-за комода, врёт,
что Оренбург взят.

В животе порхают китайские бабочки,
выглядят так же, как настоящие, но не волнуют.
В комнату входит китайская смерть
вместе с двумя часовыми и сотником.

Кружится старый забытый кусок,
кружится пуля, не веря в висок,
падает север, вертится юг,
встретимся скоро, друг.

Profile

skushny: (Default)
skushny

February 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
1213 1415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 08:27 am
Powered by Dreamwidth Studios