skushny: (skushny)
          

* * *
Сухие коренья отравленных ведьминых трав
В позоре подзола у заводи оцепенелой,
Где некогда, прозу морального права поправ,
Сестрица Аленушка братца Иванушку съела,
Посланница ужаса, морок на месте пустом,
О стену зеленый горох, о порог чечевица.
Аленушку-ведьму поймали и били кнутом.
Слеза живописца упала в ладонь очевидца.
Литые младенцы ходили во тьму по грибы,
Карабкались с ветки на ветку, безжалостно плача.
Не пей из дырявых следов ни воды, ни судьбы,
Иначе козленочком станешь, до неба доскачешь,
Да там и убьешься. Коса золотая блеснет
Сестрицы Аленушки, будь она трижды неладна,
Герой обернется ребенком и сразу уснет,
А зверь подземельный очнется - беги, Ариадна.



* * *
Укромный угол. Нора-дыра.
Тропинка. Листья. Песок.
Деревья серы. Скрипит кора.
Надрез. Березовый сок.
Чего бояться? Живи, дыши.
Стволы – стройнее лучей.
Там теплый дом, малыши в тиши.
Ты чей, звереныш? Ничей.
Увидел многое, выбрал дно.
– Но, падая, оглянись –
Внутри к окну подошло окно
И тоже прыгает вниз.
Погони нет, и петляет след.
Растешь, береза, молчишь,
А сверху – свет. Мне тысяча лет.
Я очень старая мышь.



Письмо в город Е.

Маской вообразить себя, белой костью:
через тринадцать будет, мол, тридцать семь.
Есть города, куда приезжают в гости.
Есть города, куда бегут насовсем.

Ваш из каких-то третьих. За утешеньем
ехать смешно и лень, а другой судьбы
поиски не нужны уже. Быть мишенью
стрел вдохновенья – если бы, если бы.

Если бы не беспомощность тет-а-тета –
ближе не получается. Очень жаль,
что окрылить легко, но кого-то, где-то.
Птица из рук не в руки летит, а вдаль.

Есть города, откуда никто не пишет.
Скоро очнусь, приеду, увижу вас,
есть города, куда не боятся мыши
тихо войти, где флейта играет вальс.



На ветке

Раньше такого не было никогда.
Как бы вам объяснить? Или (не) уйти,
(не) признаваясь в (не)со-признании
правил, законов коррозии? – ваша среда
(не)агрессивна все же. (Не) верю в (не)-
стойкость, подскажете, старых, и новых, да,
тоже, простите за выспренность, откровений,
то есть хотите верьте хотите не:

вот о термометре – столбик памяти всей.
Вот эклогически чистой воды ручей,
где утонул венок из свежей земли.
Клювом живи живи и терпи терпи
пытку на ветке кованым серебром.



Аня Анна Анни

     аня в последнем классе частные дисциплины
вечерние огоньки блуждающие чем свет
родители аня как у тебя дела в школе
сегодня была мерология речь о свободе костей
аня закрыла глаза и внутренним зреньем
загляделась на свой расплывчатый остов шепча про себя
эту косточку я называю анной
анной Красной Луной
анна писала письма кому попало
анна писала Ты с высокою перекладиной
анна всегда ошибалась в одних и тех же словах
анне пришел снисходительный умный ответ
Красной Луной называю косточку анной

     аню три дня не вызывали к доске
на лестнице аня придумала три исторических слова
révolution rêves révélation
     зал для занятий гимнастикой был переполнен
аня взялась за канат но времена не те
     вечерние огоньки белая невесомость
аня укуталась в шубу до потепления рук
в подземке аня спешила ей защемило плечо
состав застучал дук дук и тоннель его ам ням ням
     анни написала почти никто не готов
пожертвовать чем-нибудь ради доброго дела

в юности наша анни была излишне застенчива
но сильно продвинулась и теперь непонятна
анна Красной Луной вышла из подземелья
аня ты кто ученица одиннадцатого а
а экскарнация это давно устаревший
забытый прием рисования тел на ветвях




Поплавский

Он спит в кафе, держась за край стола.
Во сне снимает кепку, и сонливо
выводит на стекле «lumière astrale»
железной кистью с грифельным отливом.

Запоминает беглую строку
«Какой поэт не любит гладить кошек»,
и забывает эту чепуху,
когда идёт гулять и видит лошадь.

Разглядывает мелкие черты
лица на аверсе монеты мелкой.
Устав до наступленья темноты,
ложится на спину и на скамейку,

не зная, что поверхность холодна,
что мимо едет девочка в дормезе,
и ей от нетерпения и сна
темно дышать, как яблоку на срезе.



Из цикла Семь часов одна минута

насекомая куколка сэй сёнагон
прыгает на колени и обратно
из-под экрана пока мы смотрим
последний фильм Кар-Вая
в воскресенье вечером в начале февраля

иногда она успевает шепнуть
что там у них радует сердце
и что наводит уныние

малышка в комбинезончике у Чистых прудов
с серьезным видом
несколько раз
стукнулась лбом о скамейку

когда расступится лед
кораблик опять в свой старый свет увезет
всего лишь растение арх под маркой обещанной древности
обманутый блеском коньков хитростью детских глаз

раз мгновенье два мгновенье
после неведения прежде невнимания
белые птицы на проводах и деревьях
сладкие красные яблоки упруго ударяют в снег



* * *
если фото то без вспышки
если тьма так тьма
челожизнь от челокрышки
ждёт-пождёт письма

антивозрастным уходом
бутерброд лица
ровным слоем год за годом
покрываецца

только спросишь кто все эти
и куда туда
и никто тебя не встретит
больше никогда

          
skushny: (skushny)
          

* * *

Осенний, жалящий, осиный,
Особенно живой оттенок
Теперь усвоил светло-синий,
Лишенный плоти цвет-астеник
(На случай смерти чьей-то ранней,
Разочарованности честной) –
Оттенок смеха без стараний,
Невыносимый, но чудесный.



* * *

Гимнастика по радио, как раньше,
но голос не наигран, глуховат,
и нету в нем ни бодрости, ни фальши,
ни прежних вдохновений и бравад -
прыжки, наклоны, руки, ноги, выдох,
передохните, бег на месте, вбок
одно плечо, движенья круговые
всем туловищем, выпрямитесь, вдох.
Устал ли голос, веки он поднимет
как раньше - анатомия одна,
но пятки вместе, угол между ними -
и разошлись невольно времена.



* * *

Кошка, которой не по себе,
Ты по ночам не спишь.
В полускольженьи, полуходьбе,
Серая, а не мышь –
Кто это? Ты это.
Три часа.
Небо лежит плашмя.
Звезды. Дыханье Большого Пса.
Кошка, скажи хоть "мя".



* * *
                                        Е.П.

У нас во дворе непонятная секта союз неизбитых
растительной жизни плоды собирает осеннюю падаль
а груша которая им пригодится лежит у меня
в кармане лежит и за пазухой несколько летних
сказала бы сколько но я не умею считать
а дети бумагу берут зажигалки берут
в цветные кладут рюкзачки и учиться идут
а я продолжаю считать и опять после пять
собьюсь потому что с тех пор неизбывный избыток
а груша ходила бы долго возьми ее господи в сад
по их бережливым рукам но я сторонюсь неизбитых



* * *

кто ёлки амстердамские в метро битком набитом
сказал и был таков
как выпустил в карман оставленный открытым
бумажных мотыльков?

от куколки пруда под ряской черно-белой
до августовских звезд
останкинская мачта кошкой угорелой
вытягивает хвост

и черно-белый снег летит остановиться
бумажным мотыльком
на ёлках амстердамских аффилированных лицах
не разбери на ком



* * *

У меня есть
одна вещь
сейчас покажу
вот она лежит

податель её
спит

получатель её
обёрточной бумажкой
шуршит



* * *

одному говорит: оставайся дома,
и с тобой ничего не случится;

другой, подлетая, шепчет: бери детей
и куда-нибудь, пока не поздно;

третьей: ты не боишься, тебе нечего терять,
никому об этом не говори;

с четвертыми молчит, растворяясь в их мыслях
до следующей темноты;
солнце разливает каждое утро
апельсиновый сок в яблочной стране


          

Profile

skushny: (Default)
skushny

February 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
1213 1415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 08:30 am
Powered by Dreamwidth Studios