skushny: (skushny)
          

* * *
                    Ф.

Эти знаки, закорючки, шарлатанская алгебра. Легкий воздух, пузырьки воздушные под жабрами.
Всё - заколдованная азбука герба, тысячелетнего гербария.
Всё - свет пустого подсвечника, ржавого бра.
Ангелы умеют чтить историю. Насыпать в конвертики корицу, имбирь.
Скрипеть дверью, шелестеть какой-нибудь древней бумажкой.
Вообще, издавать необъяснимые звуки.
А ты сидишь и гадаешь, и внимательно прислушиваешься. И
только когда падает чайная ложечка и не звенит, а повисает в воздухе,
ты догадываешься, что это играет с тобой бледная дева, бескровная Лилит.



* * *
Вот такое правильное кино
Она пьет мертвую воду, он - вино
Затевают меж собой войну
У нее от этого сердце болит, спотыкается, скачет, хромает как инвалид
Кровяным огнем горит
У него тоже проблемы: астма, простатит
Любое злое слово забудет, все все простит
Но никуда не отпустит, свяжет, запрет, к стулу пригвоздит
Никакому Фасбиндеру, Бергману даже не приснится во сне
Она плачет, говорит: Ингрид меня зовут;
по ночам не сплю, смотрю в окно, там черные ведьмы водят хоровод,
прозрачные юноши стоят у ворот;
никогда не заметишь каким боком протискивается в дверь любовь;
я в лесу жила, питалась грибами, мхом, лебедой;
разве не удержу мужа под пятой?



* * *
Нелегка дорога от Углича до Москвы.
Шла шла Марина – заболела голова.
Видела пастушку и пастуха, видела перепелку и петуха, видела русскую царицу издалека.
Угадай, кто Марину водил по городам, кто подталкивал, следуя по пятам,
кто прикладывал к губам ломтики хлеба и бастурмы, кто не пускал ее в стены монастыря и тюрьмы.
Сиди, отгадывай, перебирай имена, а Марина идет идет и уже не видна.



8 мечей, 7 мечей

этот текст я нашел случайно: на обратной стороне рукописи статьи одного из журналистов желтой газеты, возможно, он конспектировал чью-то лекцию или рассказ,
почему-то я повторяю эти слова до сих пор:

болезнь, травма, плохая новость, конфликт,
кризис в отношениях, потеря, однако состояние временное

это событие, предотвратившее новые знакомства или
непредвиденное событие

объяснение: эгоистичная личность или дурная новость,
разочарование, боль, растрата средств или потенциала

разрешение: те же дурные намерения, но в большей степени

клевета, планы, которые могут рухнуть, досада,
чрезмерная неуверенность в себе, нестабильность в делах

8 мечей, 7 мечей



янтарный гербарий

прощай моя рига, прощайте рабочие рафа
ходила мимо почты, плакала у телеграфа
у калорифера плакала, около исакия смеялась
уходила в эрмитаж
солнце не садилось, осталось

не напиться бы на новый год
ни капли в рот
к чему эти праздники, к чему веселье
в это чёрное воскресенье
я в вашей толпе как царевна цвела
со спиной как натянутая струна
с голубыми глазами
с алмазами на руках
в волосах гребни из черепах
в язвах язык, боль в висках

выключите, говорю я вам, всю эту музыку
барабаны, электрогитары, синтезаторы
даже как пчёлы летят слышать не хочу
хочу тишины
савонарола, убийца проклятая и помятая
женщины не бывают такими
такими они никому не нужны

зайчики и хомячки, другие пушистые твари
я вас ласкаю, жалуясь до хрипоты
ригу уже не увижу, остался янтарный гербарий:
мальчики с рафа когда-то дарили цветы



песня серафимы

куда солдаты едут в большой машине?
солдатские грустные песни поют, фальшивят
сержант впереди молодой, красивый
крысы снились ему ночью, красавицы, чужие письма

ему самому никто не пишет
думает об этом, тяжело дышит

ему самому смелому доверили все знамена
несет их на вытянутых руках, пальцы замерзли

над ним, над самым добрым, над самым смешным все смеются
шакалы цепляются зубами, стервятники подлетают, клюются
пуля еще не долетела и сердце бьется



* * *
в чемодановке, арабовке, ведуге и других деревнях
нас учили, как взрослых ходить на бровях
румяные, но не пьяные вроде
мы дрались и еблись на природе

вот дикие рваные мальчики на мотокциклах
вот старик и старуха, цыгане
слепые с золотыми зубами
лежат уютно в скошенной траве как на диване

вот дикие загорелые мальчики идут через брод ныряют в водовороте
пантелей раздевается при всем народе
черные блохи живут на пьянице и уроде
и все движется в солнечном хороводе
пантелей, старики, мотоциклы и стаи блох
а за деревьями над холмом с радугой над головой стоит незаметный боох



mutatio est vita (2)

милая только ты слышала все мои колокола
первый на небе из голубого серебра
под платьем спрятала украла забрала
только он гудит зудит под платьем не дает уснуть

второй колокол под водой из водорослей и чешуи
нырнула подплыла поцеловала стал твоим
лучше б не видел не знал
как его била душила жгла
лучше б не слышал как он под водой стонал

третий колокол закалялся в печах
отодвинула заслонку вошла в огонь вынесла на плечах
те ожоги никогда не залечить
будешь проклинать третий колокол плакать кричать
будешь вечно носить на плече его клеймо его печать

четвертый колокол у меня внутри
грудную клетку открой сердце поверни
ищи его в животе в зрачке во лбу
слушай его

бум бум бум
бум бум

          
skushny: (skushny)
          

* * *
                    Это личики детей, взлелеянных под сенью злодеянья.

                              Б.А.

И это называется "юность".
Асфальтовые полянки, загримированные шпионы.
"Мы не умрем от жажды," - говорит сталкер.
Похоже, что нужно раскрывать тайны, бермудские треугольники, наполеоновские треуголки.
В итоге: пропавший лайнер, умирающие за партой школьники.
Во всем приходится искать причину дважды.
Учителя, мягко говоря, неправы.
Мы не умрем от жажды, мы не умрем от голода, от всемирного потопа.
Всё загадки высокомолекулярной химии, засекреченных изотопов.
Мама, я вечный школьник, неоперившийся мальчик, потенциальный параноик.
Я люблю мужчину из Испании и странную принцессу, ебанутую фрёйлих.
Во всем виноваты французы, Робеспьер, гугеноты, восточная поэзия, извращенные пересказы.
"Мы не умрем от жажды," - говорит русский гамлет, командир пехоты, кареглазый Нясси.
Смелый воин любит детей и анекдоты.
Шпионы умирают от любви, солдаты от вожделения, школьники от глупости.
Шекспировские штучки.



* * *
Смещается время, шуршит, переплетается
Не успеешь не успеешь написать ему и покаяться
Все предметы принимают новые очертания, другую форму,
иное положение, некрасивую урну.
Спроси спроси у камня, каким он сегодня запомнил будду
Беспозвоночным, смешным хордовым с профилем примата?
Ты стал милым грустным мальчиком, маменькиным сынком, тенью неизвестного солдата
Видел, как похоронная процессия нервно разворачивалась и текла?
Запомнил ли, как переливается синий бархат, струится траурная тесьма?
если хочешь, то сыграй с горожанами в нехорошую рискованную игру
Но не поймут тебя, дитя, арестуют, заточат
Прости этот сумчатый город, каменный кенгуру,
эту бесконечную дорогу, эту беспросветную дыру
Запечатывай получше письмецо, в котором все буковки - попробуй языком - горчат.



ЮГ

Как можно жить на чердаке, как можно говорить оттуда.
Смотреть на вскинутые ветви орешника, смоковницы и тута.
Не уломать по телефону знакомого медбрата.
Не соглашается: почти небоскреб, двенадцать пролетов, нет лифта.
Ходил к лавочнику, взял хлеба, вина на бартер.
Надеялся на иной расклад, нельзя верить картам.
У нас здесь юг, зимой тропические ливни, с потолка хлещет water.
От сырости каждое утро как ватный, не до надменного разврата.
У меня во рту две золотые пчелы целуют друг другу крылья.
Шепчут: "Как вырваться, как улететь из этого крыма?"
Думайте думайте: умом не напиться из крана.
Знаю: покинете меня поздно или рано.
Не живут живые так высоко, засыхают даже герани.
Только красивые летчики чувствует себя здесь комфортно, но они ведь герои.
Наивно рассказывают: холодно холодно внутри, когда отрываешься от земли.
Об этом счастье ведают только голуби и воробьи.



* * *
Мифология, странная репутация, имена, которые неловко произносить.
Всё это надо как кусочек льда отколоть, проглотить, словно зародыш внутри носить.
Падают женские статуи, завёрнутые в шелка,
останавливая то голосом мёртвой матери, то визгом обиженного щенка.
Развлеки меня, отвлеки, трахни; не знаю, чего ещё хочу.
Вроде много желал, теперь даже не думаю о том.
Бредил матросами, ночным портом, огоньками, мерцающими за бортом.
Обольщённый французами, странствующим Жене с
мозгом шимпанзе в стеклянной банке, думающим желе.
Шампанское, чёрная кожа, томик Бомарше.
Фигаро здесь и там, Фигаро с тем и с другим.
Жан, прошу, исполни французский гимн, всё равно тишины не услышим, не устоим,
выйдем как Порги и Бесс в несмываемом гриме и со зрителями заговорим.



* * *
Птички и бабочки выходят из салона красоты
В пепельной пыльце их хвосты
Кто их полюбит – только ты

Птички и бабочки, мертвые и живые
С сумочками Луи Вьюттон
Не дремлют как дежурные и постовые
Светлые чувства, пластмасса и картон

Да мы летали над самою бездной
Помнишь? Не забывай
Жизнь тогда казалась песней
Буд-то бы рай



re: old fashioned morphine

боженька не води ко мне блядей разноцветных накрашенных заводных
дай умереть в смирении и любви
но боженька водит водит блядей

а джоли холланд поет так как будто уже мертва
отрава космическая трава

«…»

боженька не делай плохих взрывных слезоточивых новостей
разреши засыпать без гвоздей в голове
но вот опять упал самолет

и ходила такая вечным жидом путешественница акробатка из шапито
подходила к каждому спрашивала: ты кто
давай спрячу тебя от апокалипсиса во рту
ангелы уже в трубы трубят
руки отрубят отпилят погубят
крутой кипяток яд

а джоли холланд поет как будто все уже мертвы
в пределах моей квартирки
моей страны:

«сестра уже ни о чем не волнуется
сестра уже ни о чем не волнуется
сестра уже ни о чем не волнуется»




изоткин и нибиру

прозрачный юноша с наточенным ножом
с татуировкой под лопаткой
ходил под прикрытием и под дождем и
жизнь казалась долгою и сладкой

прозрачнопризрачный изоткин
старшеклассник и удачливый чел
гордо задранный подбородок
знал, что почем кому и зачем

он стоял обалденный такой с родинкой на щеке
с челкой, развевающейся на ветру
между огнем обжигающим и небом
с висящей на волоске планетой нибиру

изоткин умел разговаривать по душам
с продавщицами, убийцами, проводниками
добрый светлый непорочный
всем разрешал с собой говорить
но никому не позволял трогать себя руками
никому не доверял

вот изоткину письмецо пришло в голубом конверте
после смерти
в письме: корабли, марки и прочие косяки
изоткин это предвидел
если не веришь – см. далее его дневники


дневники изоткина

я сам себе иисус и аллах, мастер авторучки и стального пера
лицо разбивали мне в кровь у меня самого кровь на кулаках
никто не знает, что у меня внутри, а я не помню, что было вчера

напьемся милая и подеремся, и поржем
жизнь волшебная штука такая
давай выйдем на улицу
что-нибудь разрушим и подожжем

будем в черной подворотне стоять с обрезом и ножом
потом как обычно потрахаемся за гаражом

вот я стою еще живой смотрю человечеству в глаза
думаю: как вырваться из этого ада, из этой дыры
вот я стою уже еле живой, человечество смотрит мне в глаза
видит мерцающую пустоту и иные миры

вот я вижу: скоро прилетит письмецо
в нем корабли, марки и прочие косяки
сладкие подарки смерти
слава богу, я не умру от одиночества и тоски



вот изоткин прозрачный и светлый, 17 лет
улыбнулся, лег в кровать, спрятался под одеяло
зажал в руке и нож, и голубой конверт
закрыл глаза, увидел свет
а в тот момент планета нибиру ему навстречу летела и сияла



mutatio est vita (3)

губная помада на кромке фарфоровой чашки
на плече на фильтре
если конечно вырвешься живым из трамвая
можешь нежно следить за мной
следовать как дым по выхлопной трубе
стальной гортани

в каждом камне много всего
только ты не увидишь и надо ли тебе знать
ты ведь женщина и у тебя
в голове между ног – ничего-ничего

летает летает птица говорит:
«у кого имя как у меня
буду любить посылать разноцветные перья
имя мое послушай какое сладкое – серафим
за волчицы сосок за римское обнаженное солнце
отдам любое свое перо
любимого птенца»

          

Profile

skushny: (Default)
skushny

February 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
1213 1415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 08:35 am
Powered by Dreamwidth Studios