skushny: (skushny)
          

* * *
и, головы высовывая из нор,
кто смотрит на вкопанных нас в упор,
ноги босые обвивая, за голень грызёт,
забивая под ногти чернозём.
— я знаю, —
побоится сказать червь, —
кто мучит дерево, высасывая сок,
                                                  и зачем,
кто по кости змеиный вытачивает узор.

это такое время настало для нас, такой сезон
сбрасывать тяжести наземь, разбивать о паркет лоб,
руками оглоданными разводить,
и телом со вмятинами от скоб
                                          поворачиваться по сторонам
и вскидывать взгляд вверх —
вот она, господняя целина,
вот он, небесный мех,
волнами свисает и втягивает струёй
души, выскобленные из тела невидимым остриём.



* * *
взгляд этот — позолочен,
тонет в жиро-намазанном и густом,
когда разглядываю в осмолённой горловине ночи,
как стенание, набухая, расщёлкивает пистон.
боже, чему ещё ты сердце научишь,
в груди раскатанное пластом?
как кувыркается крик колючий
под те́ла выгнувшимся мостом?
или ничему не научишь,
выжав горячую кровь в фужер,
так и оставив мясную лепёшку в теле
плавно вертящейся на ноже?



* * *
во внутреннем шуршании слышатся голоса
диких зверьков разгрызающих жёлтые жухлые плечи
в старом прокуренном пиджаке
тело жуёт вымершее наречье
это не случай когда за шиворот оттянуть
резко встряхнуть выяснить в чём проблема
вырвать из глотки не дать пожирающему сглотнуть
выхватить голой рукой из костра полено
чем помочь тебе рот повествующий ни о чём?
когда сердце шурует кровь в постоянном
                                                     предсмертном страхе
подставляю тебе плечо
родившегося в рубахе
вот мы смотрим на поперечный срез
прожитых жизней жмурим глаза зажимаем уши
оттого что вбирает в себя без остатка воронка
                                                                          крутых небес
как последняя из отдушин



* * *
тело моё уже здесь
умеет руки поднять, может себя раздеть
знает себя сложить
мне бы пошире его разжить
а то грызёшь сургучовую таблетку
а ключ в груди проворачивают так медленно, так редко
что пока мы голос в себе начнём
пока очнёмся
кто-то высмотрит дыры отупевших глаз
выдумает всё
и выговорит за нас



* * *
где камни канут в пучину вод
там уже не проходят вброд
ну же просто глаза сомкни
и меня туда подтолкни
это такое дело
лишь бы выдержать на плаву
побарахтаться
не захлебнуться
и тебя выбросит на траву
под горящий цветок настурций
где другое небо распахнуто коридором
где сжигает взглядом
язвит укором
льёт прохладное за́ душу молоко
где ногам не нащупать верней опоры
боже мой
где мне так легко



* * *
как-то дорога рябиновый свет
                        и вода
пожимают плечами
                 резиновые города
лёг и лежи в мятной дури
                      зрачками води

                господи

                     кто его знает

где выйти
         направо пойти

не разобрать

этой страшной
          шипящей со́ды

сонный берег вдается в бока
          словно там
                       говорят мне
                    чрез многие воды

            каменным голосом
                   облака



* * *
долго придется
             жить
людей хороших тревожить
  слово
          за словом

                  ворковать

солнечный сок горьковатый

           пить
        и
          плакать

   о вчерашней потере

как будто мир наш надвое кто-то

     рассек

оглянуться
          и не поверить

что это было когда-то

      всё

          
skushny: (skushny)
          

* * *
увидел яблоко рассветное тяжелое
и не буди их
хлеб беззубым ртом разжевывай
я видел в кронах бигуди горели желуди
покамест спят прощайся
с дитятками женами
пока фигурки спят родимые моржовые
и кости трут о лезвия ножовые
я рою яму рукавицами ежовыми
и опускаю яблоко за яблоком
в большую землю красную горящую
и ухожу домой худой
заплаканный



* * *
Так и бывает встал кофе выпил
вспомнил последний бред
на больше не хватит бед
над ухом звякает касса
чужое болит добро
выдуло ветром мясо
выломало ребро
Кто-то решает мою проблему
хочет чтоб успокоился
дал подзатыльник
поддал по колену
пробует ниже пояса
господи боже не дай одному
быть в темноте утра
горечь уйму и на большее
я не разину рта



* * *
ты говоришь жизнь тут жидка пуста
как ни расположись куда себя ни поставь
в какой потаенный угол ни заключи
все равно насквозь просвечивают лучи
сколько карманы ни выворачивай чем ни корми
это место ямой перед тобой горит
черный огонь подкапывает под нас
плавит в перстнях глазниц голубой алмаз
кипятит и сдувает пенку
в распахнутый омут мглы
и мы руками разводим стены
пятками выдавливаем углы
где время гирей нависло на тонких дужках
пространство отсчитываем и бьем
словно камушки в погремушке
бьют по стенкам храня объем



* * *
это ты раскачиваешь столбы,
это твоей не слышно ночной ходьбы
возле меня
возле него
возле них,
это когда сужается воротник,
вшивая синь зудит,
это когда раскручивают землю
выворачивают с осью,
оставляя гром позади.

всюду тобой пронизано, господи,
как же ты весь горчишь,
небце твое подкашивается,
тучи твои облизываются,
темень слюною горячей стекает с крыш.
в небе зияет брешь,
хочет меня назад.
и что мне ответить ей после этого,
что сказать?



* * *
кто говорит?
апполония? крит?
полиомиелит? остеохондроз?
воду покачивает невроз.
омывает кости
колхозный наряд.
ну и о чем они говорят?
колонны разношерстные и ряды
глубоководной орды.
ордена плоских дородных мечей
сверкает околевшая чешуя,
память омывает холодный ручей,
прячет корни воды, а я -
кто-то меня за шиворот держит
всю жизнь на девятом валу,
каменные уста отверзши,
чтоб возвещал хвалу.



* * *
Эта комната, как мешок из дыр
И высоко горящей крышей.
Я прижмусь к земляной щеке борозды
И укроюсь воздухом
тем, что тише.

Говори что хочешь, объятия простирай.
Не услышу порыва немой беседы,
Будто нас разделила с тобой стена,
За которой вымерли соседи.



* * *
кто и зачем?
я никого не жду.
ходит вокруг, укутавшись в черные шали,
мерит шагами комнату,
я притворясь лежу.
ну и что? лишь бы мне не мешали.

в кои-то веки пораньше ложишься спать,
тяжесть пустой головы изливаешь в холодные одеяла,
пытаешься мысленно наверстать
то, что мелькнуло,
нечаянно просияло.

каждый день как ненужный слой, забытая чешуя
сам себя растворить не умея,
захлопнет двери, за которыми прошумят
и отворит,
пред коими онемеют.

          

Profile

skushny: (Default)
skushny

February 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
1213 1415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 04:20 pm
Powered by Dreamwidth Studios